kattrend: (капитан Тренд)
Стоянка в Лондоне вышла долгой. Курс лекций у Хорхе, курс лекций у капитана, вдруг оказалось, что в Гринвиче вот-вот начнётся семинар по антропологии, на который капитан заявился с докладом, в общем, мы начали пускать корни. Сандра лучилась от счастья и исчезала с борта, стоило только закончиться ее вахте. Лондон оказался переполнен её друзьями, приятелями и родственниками. Я так заскучал, что даже сходил на экскурсию на линкор «Белфаст», подсознательно ожидая найти там что-нибудь нил-геймановское, и в Лондонское Подземелье. Капитан, видя, что мы маемся от безделья, выдал нам жалование на неделю раньше, и мы пустились во все тяжкие по всем лондонским музеям, начиная с музея Шерлока Холмса на Бейкер-стрит (мы даже приценивались там к трубкам, но трубки оказались сувенирными, некурибельными) и заканчивая бесплатным и безграничным Британским музеем.

Из последнего мы вывалились с гудящими ногами и лопающимися головами, хотя и провели там всего три утренних часа. Джонсон плюхнулся за столик ближайшего кафе, по летнему времени выставленный на улицу.

- С места не сдвинусь, пока не выпью кофе. - провозгласил он и принялся набивать трубку.
- Что, сухопутная болезнь одолела? - подколол его я.
- Музеи меня одолели, - признался Джонсон. - С завтрашнего дня — только пабы.

К нам выскочил хозяин кафе, курчавый и круглый, мы сделали заказ и развалились на скользких пластиковых стульях. Обстановка на улочке по-летнему расслабляла: свиристели какие-то птицы, где-то внизу за поворотом улицы смеялись дети, а по улице медленно, со скрипом, поднимался раскрашенный грузовичок-фургон неведомой породы.

о книжной лавке Джейкоба Хаслера и других вещах - под катом )
kattrend: (капитан Тренд)
первая половина
Смена точки зрения так мне понравилась, что я спокойно спал аж до полудня, и, когда я проснулся, все грузовики на стоянке успели уже смениться, и в зале сидели совсем другие люди.

- Нее, брат, - засмеялся один из водителей, - никто сейчас не поедет, мы спать будем. Ночная смена разъехалась в шесть утра, где ж ты был, дурень.

- Спал, - пожал я плечами, - ну ладно, прогуляюсь.

Ночью, расправляясь с крупно порезанным салатом, я обнаружил, что потерял ножик в кабине турка. Нечего было и пытаться его разыскать - и машина у него ничем не отличалась от девятнадцати других, да и спал он уже давно. Ножик было жалко, но не очень. Обычный ничем не примечательный покупной такелажный ножик, таких в каждой лавке пруд пруди, главное, до какой-нибудь лавки дойти. До города под названием, как оказалось, Падборг было километра два, и уже на самом краю города я нашел небольшой банк, в котором мне поменяли деньги, и садово-хозяйственный магазин.
дальше )
kattrend: (капитан Тренд)
Мы следовали за регатой Высоких Судов, хотя сами в ней и не участвовали. Знаменитая бывшая регата Катти Сарк привлекала множество читающего народа, особенно в сердцевине Европы; разумеется, и нас здесь ждали. Я жалел, что мы не можем участвовать в гонке: корабли, собирающиеся гоняться, образовывали праздничное морское братство, из которого мы как бы исключались, хотя и нам полагались билеты на командную вечеринку, бесплатное пиво и береговые агенты-няньки. Но на плакате с изображениями кораблей, с которыми носились туристы, собирающие печати, нас не было. Было бы нечестно идти гоняться в нашем случае - то есть, когда в распоряжении капитана всегда именно тот ветер, что ему нужен.

Потому и на парад команд смотрели мы со стороны, утешая себя тем, что в три часа дня половина нашей команды в любом случае не смогла бы пройти по городу в шествии.

На этот раз городом был Антверпен. Парад удался: по городу веселой бесконечной колонной шли матросы в форме, с флагами, с музыкальными инструментами, медлено и весело подбираясь к площади, где уже ждало пиво, жареные сосиски и перетягивание каната. Собственно, мы намеревались поучаствовать, нас собралось восемь мужчин, вполне достойная швартовная команда. Мы, правда, сомневались, не должны ли тянуть канат только те команды, что гоняются в регате, но оказалось, чтобы поиграть в канат, и корабль-то не нужен. Против нас вышло шестеро дюжих полуголых фламандцев, диких на вид и не приписанных ни к какому кораблю. Они выглядели так аутентично, что мне стало неловко за наши форменные голубые майки. Видимо, мы так оторопели от вида загорелых волосатых варваров, что проиграли им; но нам на смену вышли бравые калиброванные поляки с корабля "Дар Млодзежи". Мы болели за них, хотя болеть было не слишком интересно, и так было ясно, что они выиграют. Они и выиграли. Ничего удивительного, им каждый день приходится швартовать огромный железный винджаммер.

дальше )
вторая половина
kattrend: (капитан Тренд)
В Дакаре нам пришлось встать в док. Хорошо еще, что он там есть, и уже довольно давно.

Пока мы обходили стадо китов, отслоился один из листов медной обшивки, и нас начали грызть. Мы заметили не сразу. Как-то мне приснилось, что у меня чешется левый борт, а за завтраком капитан сообщил, что, вероятнее всего, вскоре нам понадобится ремонт. Весть о морских древоточцах разнеслась по кораблю мгновенно, и значительная часть команды начала смотреть на меня косо. Словно я единственный, кому понадобились деревянные борта. С моей точки зрения, морскому ежу ясно, что без полного одобрения ночной команды я и заклепки бы на судне не заменил.

Так что еще до прихода в порт я уже совершенно извелся. С этой проблемой я раньше не сталкивался: не водятся древоточцы на севере. Но источенные шашелем доски видели мы в музее Васы в Стокгольме, и в жизни не встречал я поролона страшнее. Мне снились кошмары, да и днем перед глазами стояло изображение источенной доски. А ведь могли бы и пароходом быть железным.
Read more... )
kattrend: (капитан Тренд)
В бретонском Бресте, на выходе из книжного магазина, я поймал козырьком кепки какой-то легкий предмет. Предмет скатился по козырьку, упал мне в руку и оказался толстым пушистым листом сенполии, домашней фиалочки.
Я поднял голову. На узком французском псевдобалконе немолодая дама с ножницами в руках махала мне рукой и бормотала "Пардон, пардон". Я сделал неопределенный жест, призванный обозначать "ерунда, не берите в голову" и пошел дальше, с листом в руках, догонять Сандру. Сандра обрела в этой лавочке толстый альбом кельтского орнамента, для племянницы, увлекшейся вышиванием.

По дороге, в случайном скверике, я набрал горсть бретонской земли в полиэтиленовый пакет. Почему-то мне показалось, что листок не случайно свалился мне на голову, и я обязан принять участие в его судьбе. Сандра, наслаждаясь альбомом прямо на ходу, только посмеивалась и намекала, что садоводство не дело для моряка. Я только пожимал плечами.
Read more... )
kattrend: (капитан Тренд)
Лодку мы заметили в начале первого ночи, заседая на баке. Первым ее увидел Джонсон, практически не слушавший болтовную Сандры о певице Бьорк, на концерт которой мы надеялись успеть в Рейкьявике.

- Что это там? - спросил Джонсон и, не спрашивая, снял бинокль с шеи Сандры. - лодка. Маленькая. С человеком. Прямо по курсу лодка! - заорал он с такой громкостью, чтобы капитан на мостике хорошо его расслышал.

Через несколько минут в сумеречной северной ночи стало видно, что человек в лодке не гребет, а просто сидит на банке, уложив руки на колени. На появление в поле зрения большого парусного корабля человек никак не реагировал.

- Интересно, - сказала Сандра, - с ним все в порядке?

- Все ли с вами в порядке, спросил прохожий бросившегося с двадцатого этажа, - буркнул я, - ты на него посмотри.

Капитан положил корабль в дрейф, и теперь он приближался к лодке и ее загадочному пассажиру по инерции. Теперь было видно, что это крупный мужчина, одетый во что-то красно-коричневое вроде куртки-бострога, заросший бородой и с каким-то изъязвленным лицом. Остановившимися глазами он смотрел на море. Он шевелился: когда лодку качнуло волной, он крепко ухватился за банку, на которой сидел, но головы не повернул.

Read more... )
kattrend: (капитан Тренд)
В мае мы с Ясичкой засеяли океан своими бутылками, утрясая планы, и в июле встретились в Праге.
В июле Прага прекрасна. Впрочем, как и всегда. Мы провели две восхитительных недели. Гуляли по городу, ездили в зоопарк, прятались от дождя под мостом, ходили пить пиво в одну маленькую пивоварню, которую показал мне отец, кормили лебедей, обрызгивали друг друга из уличных колонок. Я проверил Ясичку на своей сестре - Мартина Ясичку приняла. Значит, солнышко мое действительно обладает внутренним равновесием, и это замечательно.

Корабль ждал меня в Шербуре. Наши давали там сразу два двухнедельных цикла лекций. Хорхе - днем, капитан - по ночам. Потому-то мне и удалось вырваться домой. Без меня за приемом и проводами гостей следила Сандра, так что я мог развлекаться спокойно. И на борт возвращался я отдохнувшим и расслабленным.

В Шербуре лил дождь. Что, собственно, неудивительно. Сложившаяся культура шербурских зонтиков требует постоянного дождя. Зонтики были повсюду - в любой лавочке, в любом магазине, даже в аптеке и табачной лавке. У меня зонта не было. Он ведь вообще не самая употребимая среди моряков вещь. Зюйдвестка и непромоканец - вот наши атрибуты, но на мне поверх футболки с логотипом "Морской птицы" была только легкая курточка-ветровка. У нас в Европе летом обычно жарко. А тут такой катаклизм, разверзлись хляби небесные, и температура воздуха не выше плюс семи.

До корабля я чуть-чуть не дошел: у туфель отвалились подметки. В Праге я внял наконец совету капитана не носить кроссовок и купил себе сдержанные черные туфли, внешне пригодные для любых времен; но в силу привычки к кроссовкам и кедам ошибся в выборе. Клей оказался никуда не годным, подметки отскочили обе разом.

В супермаркет я вошел уже без подошв, но верх туфель с ног скидывать не стал, чтобы соблюсти хотя бы видимость приличий. И мне повезло: совсем недалеко от входа на круглой обувной стойке распродавали черные полуботинки с пряжками, был и мой размер. Выбрав заодно и носки, я расплатился и немедленно надел обновки на себя, а с сухими ногами как-то сразу захотелось и зонтика.

В Шербуре встречаются две разновидности зонтов: дорогие сувенирные, с вышивкой или росписью, с лакированными деревянными ручками, продающиеся в специальных зонтовых магазинах, и дешевые китайские одноразовые. Я выбрал китайский, в конце концов, мне ведь только нужно дойти до корабля, а там на переборке висит замечательный вощеный непромоканец. В дверях я помедлил: там, снаружи, дождь висел наклонной стеной, то есть, прибавился еще и ветер. Я вдохнул поглубже и нырнул.

Зонтик мой прожил минуты две: налетевший шквал не просто вывернул его наизнанку, а вырвал ему все спицы, кроме одной. Обходя гавань, я огляделся в поисках урны, не нашел, но обнаружил, что простенок между домами на набережной по колено завален трупиками дохлых зонтиков. Я прибавил к ним и свой, раз уж тут у них такая традиция, втянул голову в плечи и поспешил к "Морской птице", смутно видневшейся сквозь стену дождя.

Там было неладно. Вдоль борта корабля стояла вся команда, упираясь руками в борт, ногами в пирс. Наклонные шербурские фонари, показывающие уровень прилива, окрашивали картину в сюрреалистически-синий цвет. Меня никто не заметил, и мне было плохо видно, ветер с дождем лупили в лицо.

дальше про шторм и бегство от бюрократов )
kattrend: (капитан Тренд)
начало

Ночью лёд и правда взломало, наша Птица оказалась в полынье чистой воды, и, пока мы спали, капитан завел швартов на ближайший торос и своей командой развернул корабль носом в сторону выхода из залива. Мне это показалось хорошим признаком, но в ближайшие несколько дней ничего больше не произошло. Мы вели размеренную жизнь, чистили корабль, хорошо питались. Лёд снова встал, видимо, это была еще не весна, и однажды капитана и офицеров пригласили в гости на Эребус, ставший в ночь бури чуть подальше от нас, но все же в прямой видимости. Была моя вахта, я в гости не пошел, мы сидели в кают-компании и играли с Хорхе в го.

еще много букв про зимовку в апреле )
kattrend: (капитан Тренд)
Вышло так, что в Гудзоновом заливе я заболел.

Первые дня три я просто не мог глотать и вынужден был обходиться без обеда, на обязанностях вахтенного штурмана болезнь не сказалась, тем более, что курс был проложен на электронной карте, а за совпадением двух линий я уследить еще мог. Но на четвертый день я вышел на вахту, как выяснилось, с сильнейшим жаром, и был немедленно отправлен обратно.

Небо показалось мне совсем черным, и каждая снежинка вырисовывалась на нем яркой звездой.

- Если я позволю вам стоять вахту, - проворчал капитан, - Эмма мне этого не простит. Немедленно в каюту. Спасибо еще, что ангина не заразна.

много букв про зимовку в апреле )
kattrend: (капитан Тренд)
Я закончила наконец картинку про моих штурманов-офицеров, как я их представляю.



Йоз, Сандра, Джонсон.
Надо сказать, возни оказалось гораздо больше, чем я рассчитывала.
Во-первых, французская тушь ведет себя совсем не так, как китайская. А по высыхании она блестит.
Во-вторых ее не смоешь, а Джонсон, зараза, и здесь пытался спрятаться, лицо ускользало, менялось и превращалось в неизвестно что. Пришлось смешивать коричневую тушь и белую и прописать его, как красками, потому что смыть, как акварель, невозможно.
В третьих, Йоз, видимо, не любит смотреться в зеркало.

Вот с Сандрой проблем не было. И не прячется, и в зеркало, если что, смотреться любит. "А что, Сандра старая?!" - удивилась Аська.

В общем, теперь они у меня есть, и если я буду дальше про них писать, будет проще отлавливать выражение их лиц.
kattrend: (капитан Тренд)
Мы получаем очень много почты. Говорят, в Тихом океане есть остров размером чуть ли не с Австралию, собранный из пустых пластиковых бутылок. Если бы нам пришлось проходить сквозь бутылочный остров, наверняка, в каждой бутылке оказалось бы послание, адресованное кому-то из команды.

дальше )
kattrend: (капитан Тренд)
На парусном корабле обязательно бывает вымпел.

На маленьких яхтах это колдунчики, маленькие ленты, привязанные к снастям. На большом парусном корабле вымпел поднимается на мачте, как настоящий флаг. Назначение вымпела техническое: он делает ветер видимым. Обычно это длинная полоса легкой ткани, шириной от полуметра до метра, длиной метров этак двенадцать.

Мы с Сандрой терпеть его не можем.

Проблема с вымпелом состоит в том, что он очень легко запутывается. Стоит только привестись - и дурацкая эта лента вплетается своими двумя зубцами в ванты, или наматывается на штаг, или обвивается вокруг мачты мертвым узлом. И эта проблема - моя и сандрина. Моя потому, что обычно на брам-стеньгу поднимается мой матрос, Мартин, молчаливый и немного скованный на палубе, и удивительно подвижный и пластичный наверху. А Сандра славится своим умением быстро шить на машинке, так что подрубать, надставлять и перешивать эту нашу головную боль приходится ей.

дальше )
kattrend: (капитан Тренд)
За пятнадцать минут до подъема, за полчаса до моей вахты разбудили меня голоса за переборкой. Я поворочался, пытаясь не обращать внимания, убедился в бесплодности попыток, и прислонился головой к переборке, подслушивать так подслушивать.

Я узнал оба голоса, хотя и не сразу: говорили доктор Эмма и капитан. Не сразу – потому что таких эмоциональных интонаций от них обоих не слышал я никогда.

- Может быть, вы подзабыли за давностию лет, - угрожающе наступала Эмма, - каково бывает живым людям на севере! Четверо заболели! И Лазовски до сих пор лежит с жесточайшей ангиной. Ангина, к вашему сведению, сэр, дает осложнения на сердце. Вам не хватает матросов в ночной вахте?

Read more... )
kattrend: (капитан Тренд)
Из ледового плена мы выбрались с потерями.

Нет, никто не перешел из дневной команды в ночную, но вельбота мы лишились. Да еще четверо матросов искупались в ледяной воде и жестоко простудились, когда эта хвостатая белая тварь вышвырнула несчастную лодку на лёд. «Писатели, дюжина дюжин чертей, - бормотал себе под нос капитан, стараясь успеть вывести «Морскую птицу» на чистую воду за краткую весеннюю ночь полярного моря, - фантазёры. Все, что написано после восемнадцатого века, читать невозможно! Мастер слова, черт его дери». Капитан не рассчитывал на слушателей, но я совершенно случайно задержался в штурманской рубке и понял, что имеет он в виду, очевидно, Германа Мелвилла. Я ушел спать и не видел, как капитан пробивал форштевнем узкую перемычку льда на выходе из пролива. А то ведь капитан мог так дойти в своих проклятиях и до моего любимца Фарли Моуэта, а это бы мне удовольствия не доставило.

дальше )
kattrend: (капитан Тренд)
До определенного момента я считал, что попал на идеальный корабль.

Действительно, такого спокойствия, как на борту "Морской Птицы", мне доселе встречать не приходилось. В тесной, да еще и оторванной от мира, компании неизбежны хоть какие-то натянутости, недомолвки, случаи личной неприязни и настоящие ссоры - на борту нашего корабля ничего такого не случалось - может быть, потому, что мы сознавали: этот корабль не утонет. Раз я даже подумал, что уже умер, и деление на дневную и ночную вахты чисто условно. Правда, я уже ездил домой в отпуск, и там все было как обычно - мама хлопочет, папа паяет что-то в мастерской, сестра молчит - но ведь мирная домашняя жизнь вполне может быть моей посмертной фантазией.
дальше )
kattrend: (капитан Тренд)
Я обычно прокладываю курс с помощью параллельной линейки. Не знаю уж, почему - то ли потому, что она на ощупь теплая и на вид вызывает доверие, красного дерева, с медными шайбами. То ли потому, что, когда я учился, мне никогда не попадался такой транспортир, как у Джонсона.

дальше )
kattrend: (библиотекарь)
Курс нашего корабля был - ноль.
Нас это забавляло чрезвычайно. Несколько суток подряд вахтенные начальники выглядывали из штурманской рубке и переспрашивали: "На румбе?" - и рулевой гордо отвечал "Ноль!" Мы шли строго на магнитный север.
дальше )
kattrend: (библиотекарь)
Когда я стал вторым помощником на "Морской птице", выяснилось, что корабельное время делится на вахты совсем непривычным для меня образом.

Вся ночь - с полуночи до восьми утра - принадлежала капитану и его ночной команде. Эту длинную вахту стоял он сам, со своими матросами. День же делили между собой мы трое: Сандра, Джонсон и я. Делить шестнадцать часов на троих было не очень-то удобно, но по-другому не получалось: ночная команда не могла работать днем. Говорят, было время, когда с наступлением ночи вся дневная команда погружалась в беспробудный сон, но со временем в принуждении надобность отпала.

дальше )
kattrend: (библиотекарь)
Да, я немножко аутичен. У нас в семье все такие, кроме мамы. Сестра вот вообще молчит, я-то хоть пишу.

К счастью, в морской колледж экзамены были в основном письменными. Устный я чуть не завалил, но экзаменаторы дали себе труд заглянуть в мои бумажки, убедились, что там все в порядке, списали на нервотрепку - и приняли меня.

У нас был учебный корабль, выходили мы на нем каждое лето; и как-то само собой получилось, что и после выпуска попал я вторым штурманом на учебную шхуну. Не принадлежащая никакой школе, шхуна сама по себе, деревянный парусник "Шарлотта-Анна". дальше )

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:51 am
Powered by Dreamwidth Studios